/ Политика санкций оправдана?

Политика санкций оправдана?

Премьер Медведев считает, что продление эмбарго на ввоз продукции западных стран – это «прагматическая история». Он отмечает зависимость России и Европы друг от друга, имея в виду также и энергетическую сферу.

Премьер объясняет решение правительства о продлении санкций еще на год длительностью сельскохозяйственного цикла, а вовсе не стремлением еще больше досадить европейцам. Он отмечает, что с началом сотрудничества в сфере газоснабжения с Китаем, отношения с Европой продолжают привлекать Москву точно так же, как Брюссель заинтересован в дальнейшем сотрудничестве с Россией, а грузоперевозки из Японии в Россию продолжаются, пусть и в меньших объемах. Акценты в этом случае не меняются, а просто добавляется еще один вектор взаимовыгодного сотрудничества.

По сообщению вице-премьера Дворковича, в России зафиксировано от 700 до 800 нарушений, связанных с продовольственным эмбарго, которые были выявлены при попытке ввоза продукции из зарубежных стран. Дворкович понимает, что контролировать исполнение контрсанкций – значит заниматься рутинной работой. При этом он отмечает активизацию работы Роспотребнадзора, выявляющего нарушения в сфере розничной торговли, когда ведомство изымает с полок магазинов запрещенную продукцию и принимает решения относительно ее дальнейшей судьбы. Россия усиливает взаимодействие с белорусскими и казахскими коллегами, чтобы эффективнее решать данную проблему. Так, электронное взаимодействие помогает получить предварительную информацию о передвижении различных товаров через общие границы, а также пресечь попытки мошенников обойти законодательство, невзирая на существующие запреты.

Дворкович также заявляет об отсутствии запрета на ввоз голландских цветов в РФ, вокруг которого поднялась неимоверная шумиха. Он не подтверждает информацию о том, что правительством были приняты какие-то принципиальные решения относительно цветочной продукции, хотя считает необходимостью продолжать изучение поступивших документов, чтобы не допустить просчетов в этом вопросе. Пресс-служба Россельхознадзора, тем временем, сообщает, что ведомством рассматривается возможность запретить транзит голландской растительной продукции и не отвергает вероятности закрытия поставок голландских цветов, в том числе и вывоз растений из Хорватии, Чехии, Польши, что связано с выявлением во многих партиях карантинных объектов.

Жизнь в условиях санкционного противостояния заставляет экономику подстраиваться под их влияние, и не всегда удается наотрез отказаться от продукции, произведенной за рубежом. Конечно, Россия может обойтись без импортных рыбных консервов и мяса, молочной продукции, овощей и фруктов, ракообразных, моллюсков и прочих даров моря. А вот как выполнять программу импортозамещения, к примеру, в нефтегазовой сфере, где разработка и тестирование важных деталей оборудования занимает немало сил и времени. Похоже, Россия решила пойти по проторенному пути китайских коллег, применяющих метод копирования.
Эксперты по авторскому праву предупреждают о юридических тонкостях, которые связаны с копированием деталей. С одной стороны, деталь как результат производства не представляет собой объекта авторских прав. С другой стороны, модель может быть зарегистрирована как промышленный образец либо полезная модель, и в этом случае уже нарушаются патентные права. Если запустить скопированную модель в производство, можно говорить о реальном экономическом ущербе правообладателя, юридически значимом и существенном нарушении авторских прав. Международный суд обязательно призовет к ответу за такое правонарушение, чтобы потерпевшая компания смогла возместить собственные убытки.

Пока же отсутствие отечественных аналогов заставляет заниматься доставкой техники из Тайваня и Китая, препятствует борьбе за импортозамешение, обязывающее российские заводы выпускать всю необходимую продукцию, которая раньше не представляла проблем по причине ее достаточного количества, которое обеспечивалось импортными поставками.